Косметика, которая работает. Пептиды. Часть I.

FacebookTwitterGoogle+LinkedInWhatsAppEmailEvernoteGoogle BookmarksGoogle GmailMail.RuOdnoklassnikiPrintSkypeTelegramViberVKShare

Косметика, которая работает. Пептиды. Часть I.

Как вы уже знаете, MorNatural по настойчивым просьбам клиентов, нажавших на мои былые профессиональные «кнопки», связанные с медицинской косметологией, открывает более широкие подходы к вопросам антистарения в эстетической дерматологии.

В свое время, работая директором «Центра высоких технологий» при Университетской клинике, моя страсть во многих направлениях дерматологии была сосредоточена на медицинской косметологии. К сожалению, в то время я не уделяла достаточно внимания внутренним проблемам, больше сосредотачиваясь вместе с командой пластических хирургов и других дерматологов на эстетической стороне, авангардных новинках медицинской эстетической дерматологии и косметологии.

Когда я переехала в США, судьба привела меня на интереснейшее и многогранное поле квантовой ядерной медицины (диагностическая медицина), а потом, уже из-за личной ситуации со здоровьем одного из моих близких людей к тому, чем я занимаюсь сейчас – интегральной и функциональной медицине. Я провожу независимые исследования по самым различным проблемам здоровья. Увлекательнейшие науки, изучаемые в детальной связи с практической медициной, до такой степени завладели моим вниманием и временем, что 7 лет интенсивного изучения медицинской экологии, нутригенетики, биохимии и молекулярной биологии пролетели как в сказке – как один день и на одном дыхании. Я, как человек увлекающийся, последние годы полностью сосредоточилась на омоложении организма в целом, на профилактике дегенеративных заболеваний, что, конечно же, неизменно влияет и на нашу внешность.

Как видите, очень плавно и натурально я подошла к периоду, когда я могу совместить два своих жизненных увлечения в одно, и теперь уже КОМПЛЕКСНО подойти к здоровью и красоте.

Итак, о пептидах.

Немного предисловия:

Прочитала красочную книгу Пикарта, которую он мне прислал. Понравилась, и, как только взяла ее в руки, поняла, что – моё: и качество бумаги (да-да, не смейтесь: тактильные ощущения, как ароматерапия, во многом определяют наши мысли и отношения (впрочем, Вы об этом уже знаете), и зачастую выбор бумаги – это выбор автора)), и диаграммы, и схемы, и иллюстрации, и стиль, так же, как и его смелость в обоснованных спекуляциях, в которых его так обвиняют. Но лично я поддерживаю его насчет того, что жизнь слишком коротка для того, чтобы не воспользоваться шансом для взвешенного риска; да и иследований по пептидам с каждым днем все больше и больше, возможно, что даже пока я писала это вступление появилось что-то новое и еще более подтверждающее.

Была приятно удивлена, что он тоже выделяет комплексный подход к красоте (нечасто такое встретишь среди специалистов, работающих с косметикой). Также меня удивило, что кое-какие места в книге я читала как «свои» (да простит меня автор). Например, давно хочу выложить свою статью «Мифы медицины», о которых я частично рассказываю в выкладке о холестерине. Почему многие вещи – это «давно забытые старые» или почему, если это «так хорошо», то многие об этом не знают, и все журналы и ТВ не трубят об этом на каждом углу, а врачи вообще об этом не знают? На самом деле, сколько раз наша такая НАУЧНАЯ медицина, основанная «только» на НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ, ошибалась (сознательно или несознательно – это уже другой вопрос).

Например:

– Солнце – это ужасно и вредно, от него бывает рак кожи, и давайте все поголовно, включая детей, мазаться канцерогенными (как выяснилось позже) санскринами (средствами защиты от солнечных лучей) вместо этого. Посмотрите, что делается сейчас! Какой БУМ подняли из-за поголовного дефицита витамина D! И многие до сих пор не связывают это с солнцем или с питанием.

– Гидрогенизированные жиры (маргарины, вечно «свежие» растительные масла) должны были спасти человечество и от ожирения, и от сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), а что получилось на деле? Неимоверный скачок ССЗ после 1960-х, и, особенно, в стране, которая начала эту авангардную программу «вреда натуральных жиров» – США.

– Курение было провозглашено модной и ЗДОРОВОЙ привычкой: в 1940-1950-х в США вовсю шли рекламные ролики, в которых участвовали врачи, популяризируя пользу сигарет. Посмотрите фотографии с соревнований велосипедистов тех лет – они курят на ходу, так как тогда считалось, что курение способствует лучшей вентиляции легких.

– Искусственные эстрогены набрали свои темпы якобы в борьбе со старением, раком и ССЗ в результате широкой рекламы авторами-невидимками, нанимаемыми большой фармакологией. Авторы-невидимки – это обычно профессора медицинских школ, «авторитеты» в какой-то области, которые нанимаются фармакологическими компаниями, чтобы преуменьшить побочные эффекты препарата и пройтись по «губительному действию» старого и натурального; их мнением потом руководствуются и их выкладки активно читают врачи. Так что же насчет синтетических эстрогенов? Сами врачи в конце концов испугались скачку женских форм рака в группе женщин с гормонозаместительной терапией. И когда 8 000 женщин подали в суд на (название фармакологической компании), утверждая, что их гормон вызвал у них рак грудных желез, то, наконец-то, информация о таких писателях-невидимках вылилась наружу. Что вы думаете? 44 статьи, опубликованные в медицинских и женских журналах, оказались написанными такими хорошо оплачиваемыми авторами, сформировавшими мнение врачей, которые в свою очередь напрочь отказались от биогормональной терапии, заменив ее на синтетические гормоны.

О чем я хочу сказать? Механизмы действия пептидов не до конца изучены (может быть, некоторые не знают, но в фарминдустрии совсем нередкий факт, когда о лекарстве пишут: «механизм действия до конца не изучен» или даже НЕИЗВЕСТЕН), «действие их многогранно и сложно, но, тем не менее, целый спектр их положительного воздействия зафиксирован во множестве лабораторий различных стран”, и пока мои ощущения от публикациий о пептидах не настораживают меня насчет писателей-невидимок.

И какой же родственной душой оказался для меня Пикарт, когда по многочисленным и совсем небольшим высказываниям я могу судить о единомышленнике. Вот несколько из них:

Акселераторы старения Реверсеры старения (от Пикарта):
– курение – упражнения (физическая нагрузка)
– фаст фуд – средиземноморская диета
(хотя я за индивидуальность в выборе диет)
– просмотр новостей по ТВ – чтение книг, рыбалка, садоводство
– стрессовая работа, не приносящая удовольствия – каникулы
– стрессовая среда проживания – загородные места проживания
(имеется в виду экология)

Я не повторяю здесь весь его список, но вы понимаете, почему он указывает на просмотр новостей или нелюбимую работу как на процессы, ускоряющие старение, и как это связано с квантовым здоровьем. И на протяжении всей книги просматриваются моменты, указывающие на знание многогранности структур, определяющих наше здоровье и красоту.

Или:
«Throughout history, science has advanced through a mixture if astute observations and experimental studies. It is generally not realized that the successful theories of Newton, Einstein, and Darwin were built mainly on observation and thought. Like other scientific breakthroughs, the methods to reverse skin aging are accurately captured by a phrase from St. Paul: “We know in part, we prophecy in part…”

«На протяжении всей истории наука развивалась через комбинацию вдумчивых наблюдений и экспериментальных исследований. Как правило, люди не осознают, что успешные теории Ньютона, Эйнштейна, Дарвина были созданы ими, основываясь на наблюдении и домысливании. Как и другие научные открытия, метод возвращения молодости коже очень хорошо выражен в высказывании Апостола Павла: “Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем.” (1-е Коринфянам, 13-9).»

Я бы вкратце это перевела так: «Если мы знаем что-то частично (то, что можно «попробовать руками»), мы получаем частичный прогресс – «мы выигрываем частично». То есть, существует еще столько всего, о чем «светлые и незакрепощенные» умы могут только догадываться, основываясь на том, что уже подтверждено; это относится и к реверсированию кожи – омоложению. И чего многие не знают, что ньютоновские труды, труды Эйнштейна были построены в основе своей не только на обсервации, но и домысливании.

Да по-другому и не могло быть: он биохимик. Я тоже обожаю биохимию, и она сейчас, наравне с молекулярной биологией, неразрывно связана с более тонкими структурами, чем те, которые видны нашему «микроскопическому глазу» или регистрируются приборами.

– Исследования Пикарта по омоложению организма с концентрацией на омоложении кожи (самого большого нашего органа) в течение 30 лет в результате привели к продукции, которая активирует биохимические сигналы на клеточном уровне для процесса регенерации кожи.

GHK-пептиды – натурально встречающиеся трипептиды, которые состоят из трех аминокислот (глицил-гистидил-лизин) в крови, моче, слюне. Медные пептиды были выделены из человеческой сыворотки в 1973 году Лореном Пикартом, специализировавшимся в то время в геронтологии (наука о старении). Он обнаружил, что ткань печени старых людей, естественно, в лабораторных условиях (опыты в пробирках), имеет повышенный уровень фибриногена (помните, мы часто говорим о нем на форуме как одном из важных факторов риска ССЗ?) Но когда он инкубировал клетки печени в крови, взятой от молодых людей, «состарившиеся» клетки пожилых людей начинали функционировать как клетки печени молодых людей. Позднее Пикарт предположил, что фактор крови, который ему удалось выделить позже, вызывающий этот «омолаживающий» эффект на печеночную ткань пожилых – трипептид, и что этот пептид работает как хелатор (связыватель) ионов меди. Впрочем, это было подтверждено позже и совсем другим ученым, но на основе этого Пикард предположил, что эффект пептидов основан на регуляции ионов меди на клеточном уровне.

Здесь вполне уместно заметить, что от такого элемента как медь в нашем организме зависит многое: после железа и цинка медь занимает третье место в списке самых распространенных микроэлементов человеческого организма; медь усваивается практически всеми клетками и органами, в результате чего вырабатываются важные медь-зависимые энзимы, включая:
• цитохром-с-оксидазу (необходима для выработки энергии),
• супероксиддисмутазу (обеспечивает антиоксидантную защиту) и
• лизилоксидазу (способствует образованию поперечных связей между волокнами коллагена и эластина).

Было также обнаружено, что с возрастом количество трипептидов достоверно снижается. Если в молодом возрасте (20 лет) концентрация трипептида в плазме крови находится на уровне 200 нанограммов/мл (10 в -7 степени), то с возрастом (в 60 лет), она снижается до 80 нанограммов/мл.

С этого момента и началась история исследований медных пептидов, в основном, в области заживления ран.

А теперь давайте зададимся вопросом: а что такое морщины? Не напоминают ли они нам последствия плохо заживленных ран? Неровно уложенные «пласты» коллагена и эластина? Если так, то факторы, модифицирующие процессы заживления ран, могут ремоделировать морщины так же, как и другие кожные проблемы.

Регенеративная медицина позволяет иметь место натуральным (данным нам от природы) целительным процессам. Такие технологии создают среду, в которой пораженные ткани, в норме «обреченные», начинают «вдруг» оживать. «По такому же принципу как стволовые клетки? Например, «незапрограммированные» клетки, которые могут трансформироваться в клетки любой специализированной ткани?» – спросите Вы. И я отвечу: «Да». Только есть стволовые клетки, а есть вещества, которые их стимулируют (в коже тоже есть стволовые клетки). Ремоделирующие пептиды стимулируют стволовые клетки кожи.

В нашей соединительной ткани есть клетки – фибробласты, которые вырабатывают и коллаген, и эластин. Много внимания до этого уделялось коллагену в косметической промышленности, но не так много важному компоненту нашей соединительной ткани – эластину, который и придает нашей коже эластичность. Раньше предполагалось, что причина потери эластина в процессе старения происходит в результате необратимого уменьшения количества фибробластов и/или изменений в эластин-кодирующих генах. Оказывается, нет. Так же, как мы можем какие-то гены «включать» и выключать (да-да, как выключатель) под воздействием нашей индивидуальной среды (питание, экология и даже мыслеформы), так и процесс образования эластина и коллагена может быть восстановлен под воздействием определенных биохимических сигналов, в роли которых и выступают GHK-пептиды.

Предполагается, что медные пептиды образуются в ответ на повреждение тканей, имеют тканезащитный и противовоспалительный эффекты и используются как биохимический сигнал для ремоделирования тканей через устранение поврежденных структур и их замещение новыми. Синтезированные медные пептиды показали себя напрямую воздействующими на информационную РНК, синтез коллагена, эластина, водоудерживающие протеогликаны в коже.

Существует два поколения медных пептидов, и в этой связи следует заметить, что преимущество пептидов (как веществ в целом) заключается в том, что они не обладают антигенными свойствами в отличие от белков, и поэтому они более безопасны, не имеют побочных эффектов, как синтезированные фармпрепараты, они также обладают высоким биологическим потенциалом. Но их минус в том, что они весьма нестабильны.

Первое поколение пептидов не выдержало испытания на заживление диабетических язв (это было мульти-центральное клиническое исследование, проведенное FDA, и стоило немалых денег), из-за своей нестабильности они не справились с бактериальным биофильмом. (Это то, о чем я говорю, и не раз: о биофильме, который формирует патогенная флора, она на самом деле «коварная» и приспосабливающаяся к выживанию; мы часто разговариваем об этом в связи с проблемами, связанными с кишечником). Это и мотивировало Пикарта разработать и получить патент на второе поколение моделирующих пептидов (GHK-Cu), которые отличаются большей стабильностью, проницаемостью и концентрацией (точная цифра концентрации не указывается производителями, хотя неудачу потерпели 0,4% – пептиды), а, главное, эффективностью. Особенно они зарекомендовали себя в качестве ранозаживляющего вещества, что даже нашло применение в признанном FDA ламин-геле для заживления ран и язв. Пикарт держит патент на ремоделирующие медные пептиды второго поколения, поэтому они, в отличие от пептидов первого поколения, пока еще не используются в косметической продукции других фирм. GHK-Cu пептиды (соотношение 2:1) второго поколения намного сильнее и стабильнее первого поколения (соотношение 1:1), как и всех имеющихся еще менее стабильных пептидов до сегодняшнего дня, использующихся в других косметических препаратах.

Хочу отметить здесь еще раз, что пока ТОЛЬКО Skin Biology имеет патент и использует медные пептиды второго поколения, которые были созданы еще и для того, чтобы быть использованными вместе с гидроксикислотами и при этом оставаться неповрежденными, что синергетически оптимизирует процесс ремоделирования кожи. Пептиды первого поколения разрушаются гидроксикислотами.

Так как срок действия патента истек, GHK-пептиды первого поколения используют:
Osmotics, Neova, Skin Bio’s, Neutrogena (Neutrogena Visibly Firm).

При этом процитирую Пикарда: “Медные пептиды первого поколения работают, но второго еще лучше!”

Другие же пептиды, которые часто называются одиночными пептидами (singal peptides), примером которых может служить palmitoyl pentapeptide (Matrixyl), используются в недешевом (я бы даже сказала, дорогом) Strivectin (Страйвектине), и имеют очень незначительный эффект (во всяком случае ваша покорная слуга, имею в виду себя, этого не заметила); тут же могу поделится профессиональным секретом: купите тогда уже Oil of Olay’s Regenerist, который содержит тот же пептид и в то же время гораздо экономичнее. Но, вполне возможно, что если нет проблем с кожей, вы довольны своей кожей и вам до 30-ти, то, пожалуй, можно попробовать эту ветку косметики.

– На самом деле многие препараты имеют ранозаживляющий эффект. Отличительной чертой GHK-Cu пептидов является их способность настолько ремоделировать, что это в значительной степени снижает формирование рубцов. Они способствуют разрушению «супер больших» коллагеновых скоплений, характерных для рубцовой ткани, и образованию более деликатных, свойственных нормальной коже, стимулируют образование эластина, гликозаминогликанов и других составляющих кожи, имеют противовоспалительный эффект, повышают рост и дифференцированность клеток кожи.

– Когда пептиды попадают в кожу, ионы меди связываются с трипептидами, улучшая общий вид кожи, придавая ей ухоженность, эластичность, тургор и структурность, постепенно работают над морщинами в направлении их сглаживания, гиперпигментацией, обвисанием (потеря тургора кожи), рубцами, папилломами, растяжками.

Предугадываю вопрос: «как это происходит конкретно? И, пожалуйста, без перегрузки нас биохимическими терминами». Сразу предупреждаю, что это будет трудно.

Наша кожа состоит из эпидермиса, дермы и подкожного жира.

В нижних слоях эпидермиса находятся те загадочные и чудесные стволовые клетки, которые регенерируют клетки кожи. Каждая такая клетка каждые 24 часа рождает одну себе подобную и одну специализированную. Специализированные клетки «плечом к плечу» движутся к поверхности кожи и при этом заполняются кератином до тех пор, пока они не отомрут и не превратятся в то, что мы распознаем глазом как чешуйки. Такой слой кератиновых клеток обладает высокой плотностью и защищает более глубокие слои от пагубного воздействия окружающей среды и потери влажности. Это богатые протеинами чешуйки, окруженные липидами.

Поврежденный слой повлечет за собой проницаемость не только бактерий и вирусов, но и повреждающих кожу химикатов из окружающей нас среды, а также потерю кожей влаги.
С возрастом такое обновление этого барьера кожи снижается, и во много раз, особенно с учетом современных видов косметики и из-за окружающей среды.

Дерма состоит как раз из фибриновых протеинов: коллагена, эластина – это как каркас кожи, представляющий собой своеобразные жгуты, между ними влагорегулирующий гель из молекул протеина и сахаров – протеогликанов и гликозаминогликанов, последние притягивают и связывают молекулы воды и больше отвечают за тургор нашей кожи, в то время как коллаген и эластин – за эластичность и форму. В дерме также происходят (хоть и не так активно) процессы обновления (регенерации), то есть старые протеины и сахара разрушаются и удаляются, а новые образуются. С возрастом эти процессы замедляются.

Жировой слой – своеобразная смягчающая подушка под дермой, которая тоже может выглядеть по-разному: или гладенькая и пышненькая (так называемая база для нашей красоты), или плоская, сбившаяся в комки и вся неровная. Не следует забывать, что в жировом слое тоже есть стволовые клетки. Жировые клетки синтезируют эстроген, который нам нужен (другое дело, что все хорошо в меру и не в избытке). Клетки в этом слое вырабатывают факторы роста, которые поддерживают функции роста фибробластов, которые, в свою очередь, синтезируют протеины – коллаген и эластин, а также цитокины (информационные молекулы, которые помогают клеткам обмениваться сообщениями друг с другом и, как все сообщения, они могут быть или «плохими», или «хорошими», и, в зависимости от сообщения, клетки будут действовать в том или ином направлении).

Активность клеток кожи всех слоев контролируется сигналами из окружающей их ткани (предположительно и соответственно Пикарту) когда идет освобождение определенных пептидов. Выглядит так, что медные пептиды, которые в норме присутствуют во многих тканях, включая кожу, стимулируют процессы регенерации в слоях кожи и устраняют последствия оксидативного стресса (поражения тканей под воздействием свободных радикалов), процесса гликации (карамелизации протеинов), имеют противовоспалительный эффект, блокируя медиаторы воспаления, как освобождение окисленного железа, восстанавливают микроциркуляцию. В целом, работают над всеми звеньями процесса, который включает понятие «старение кожи».

Что следует помнить о пептидах?

Хотя медные пептиды и стимулируют продукцию коллагена, помогают выведению «блоков разрушенного» коллагена, работают как антиоксиданты и показали себя как хорошие ранозаживляющие, необходимо понимать, что:

1) необходимы дальнейшие исследования для того, чтобы говорить о несомненной элиминации морщин, хотя последние исследования с 2005 – 2009 годы подтверждают их действие в этом направлении (хочу подчеркнуть, что мы говорим об исследованиях, а не о многочисленных положительных отзывах!).

2) интенсивное использование (особенно не подходящих коже на данном этапе препаратов), использование более сильных препаратов, чем те, которые необходимы для Вашей кожи, или слишком частое использование пептидов в каждом конкретном случае может вызвать противоположный эффект, так как это вызывает слишком интенсивную выработку металлопротеиназ – энзимов, разрушающих дермальные протеины (что, когда без экстрима, рассматривается плюсом, а не минусом!). Свободные ионы меди могут, наоборот, стимулировать пагубный эффект свободных радикалов на кожу и акселерировать старение. Хотя такие осложнения встречаются крайне редко и обратимы, и происходят, в основном, по вине пользователей и у людей с супер-чувствительной кожей, я все-таки считаю себя обязанной предупредить Вас об этом.

В случаях работы над рубцами, шрамами, восстановлением кожи после дермабразии или лазера лучше все-таки закажите консультацию со специалистом для подбора препаратов, сделайте то же самое, если у Вас нет времени или терпения все изучить.

Всем Красоты!
Искренне Светлана Мортенсен.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *